Калмыцкий благотворительный Фонд культуры "Наследие" им. Номто Очирова - 2016

 

Реквизиты счета:
ИНН 7707083893
КПП 081601001
р/с 40703810960300100642 в Калмыцком ОСБ №8579 г.Элиста, Ставропольского отделения №5230 ПАО Сбербанк г.Ставрополь
БИК 040702615
к/с 30101810907020000615

 

 

     "Тем, кто боролся, умеет любить и умеет прощать..."

     "Величие нации вовсе не определяется ее численностью, как величие человека не измеряется его ростом", - сказал однажды Виктор Гюго. На протяжении всей российской истории калмыцкого народа были люди, которые ратной службой доказывали свою верность и преданность Отчизне, а в критический момент могли повести за собой свой народ в будущее вместе с Россией. Об одном из таких личностей, калмыцком князе Данзане Тундутове, мы решили поговорить с пресс-секретарем архиепископа Элистинского и Калмыцкого Зосимы священником Алексием, который на протяжении нескольких лет исследует трагическую судьбу этой легендарной личности.

     - Отец Алексий расскажите, с чего все началось, почему вы обратились к этой теме?

     - Сам по образованию я не историк, поэтому можно сказать, что по благословлению владыки Зосимы, я занимаюсь больше координационной деятельностью группы людей, наиболее компетентных в этом вопросе ученого-историка В. Санчирова, В. Папуева и других. Мы направили письмо на имя начальника ФСБ Республики Калмыкия и попросили предоставить дело Д. Тундутова, вернее два дела. Первое дело было возбуждено за год до его смерти, сразу по прибытию в Советскую Россию в 1922 году, когда его арестовали и, продержав некоторое время в изоляции, отпустили, а во втором деле зафиксированы факты его повторного ареста, где он опять подвергся долгим допросам и, в конце концов, был замучен. Я, сам лично, держал в руках и читал эти дела. Нас заинтересовала мотивация приезда в Советскую Россию этого известного калмыцкого князя. Нам случайно стало известно, что этот князь да такой степени был опечален судьбой своих соотечественников, которые влачили жалкое существование за границей, что решился изменить свою позицию. Будучи непримиримым врагом Советской власти, он в годы гражданской войны сражался с большевиками под знаменами монархического движения, из-за чего у него были конфликты с такими видными руководителями белого движения как Деникин, которые в своей победе видели дальнейшие демократические преобразования России. Князь же Тундутов был верен монархическим идеям. Вот когда нам стали известны эти факты мы заинтересовались, и стали работать над этим подробней с привлечением историков не только нашей республики, но и Москвы, Санкт-Петербурга, сотрудников Центрального Архива, архива ФСБ, а также мы обратились с просьбой о помощи в Санкт-Петербургскую духовную академию.

     - Расскажите подробнее о втором деле, которое хранится в архиве спецслужб?

     - В своих исследованиях мы целенаправленно пошли по пути архивной работы, чтобы самим прикоснуться к духу того времени. Потому что я сам человек, который держал в руках это дело, написанное в 1923 году, заполненное руками конкретных людей, которые жили тогда. Постепенно, когда ты перебираешь все бумажечки, записочки, фотографии, документы, ты входишь в духовное состояние, которое направляет мысли в правильном направление. Когда пришли архивные документы из Москвы и меня пригласили с ними познакомиться, то поразили слова, которыми были озаглавлены его исповедь на нескольких десятках страницах. Как бы в посвящении говорится, "тем, кто боролся, умеет любить и умеет прощать". Эта исповедальная записка, является, по сути, завещанием, и носит откровенный характер. На этих страницах князь Тундутов переосмысливает прожитые годы, и по иному смотрит на Белое движение. Оценивая деятельность лидеров этого движения, он признает, что они на самом деле использовали огромную часть казачества в своих целях. И в то время когда большая их часть прозябает в нищенском состоянии за границей, авторитетные лидеры живут в шикарных гостиницах по всей Европе. Это вызывает у Данзана протест, и он, будучи в Германии, принимает решение вернуться в Советскую Россию. Ему выдают разрешение на пересечение границы, и по прибытии он встречается с генералом Брусиловым, предлагая тому возглавить движение по возвращению казаков и калмыков на родину, которые оказались разбросанными по всей Европе. Его арестовывают по подозрению о незаконном пересечении границы, хотя на самом деле все было законно, и после непродолжительных допросов отпускают в ведение РККА. Я читал его небольшую записку, где он просит власти, чтобы снова разрешили ему служить в русской армии. И хочу отметить, что он до конца ощущал себя гражданином России, и это чувство "красной нитью" проходит через все материалы дел. И что меня поражает как священника, его нравственная составляющая, его душа. Мы не можем его оценивать с точки зрения политической, это не в нашей компетенции, но когда человек решается с риском для жизни приехать сюда и ходатайствовать за своих братьев, соплеменников - это говорит о том, что его душа находится на высоком духовном уровне. И конечно, такое поведение вызывает чувство уважения у нас, у людей верующих. Нам хотелось бы, чтобы имя этого князя после тщательного исследования, с привлечением всех фактов и мнений ведущих историков, стало известным для широкого круга людей, для всех нас, в первую очередь для Калмыкии, так как этот князь калмык, но он ощущал себя полноправным и полноценным гражданином России.
Он чувствовал ответственность за людей, за свою родину. И в этом, - я думаю - его подвиг. Он просил Брусилова перевезти сюда казаков, но, к сожалению, это ему не удалось. После второго ареста его долго допрашивали, пытали, издевались. В тюрьме его допрашивала женщина следователь. Довольно через многие унижения ему пришлось пройти, в тюрьме он объявил голодовку и через некоторое время его расстреляли.

     - Некоторые историки считают приезд и деятельность Д. Тундутова авантюрой, каково ваше мнение по этому поводу?

     - Да, так написано в книге В. Марковчина "Три атамана", но знаете, почему так произошло? Потому что первоисточником вообще является письмо Деникина, в котором он называет Данзана авантюристом и там приводит некоторые факты. Но в том то и дело, что Деникин и Тундутов они были разными людьми. Представьте себе такую картину: Россия разрушилась, произошла Февральская буржуазная революция, у власти Правительство Керенского, кстати, в состав которого входил Деникин, народ отшатнулся от царизма, большевистский переворот и гражданская война. Начинается Белое движение и в этих условиях появляется человек, который сражается не за учредительное собрание, а за монархию, то конечно в глазах людей логичных он был авантюристом. Я думаю, каким бы он ни был авантюристом или нет, он имел право быть главой калмыцкого народа.

     - Что особенного Вам показалось при изучении этих архивных материалов?

     - Второе, расстрельное дело интересно в том плане, какая была ненависть со стороны некоторых руководителей Советской Калмыкии к этому человеку. Они даже во время первого ареста слали в Москву телеграммы с тем, что его необходимо ликвидировать. И вот что интересно, если он, по мнению некоторых, авантюрист и не авторитетен, но как тогда объяснить тот факт, что когда у него пропадает реальная власть, а остается только номинальная родовитость и, казалось, народ должен вовсе отвернуться от него. Но почему такой страх!? Как только Тундутов появляется в России, ГПУ запрашивает в Калмыкию, в Астрахань - что делать? Оттуда в Москву летят телеграммы - расстрелять, расстрелять, ни в коем случае не дать ему доехать до Калмыкии. Почему так? А потому, что власти Советской Калмыкии боялись его авторитета, вот это факт, заставляющий задуматься над его личностью! Значит, в его личности было что-то притягательное для его современников. Если уже в республике советская власть утвердилась, и казалось проблем никаких нет, ну дайте ему кибитку, лошадь пусть живет себе. Но боялись ведь! Испугались так, что одного руководителя той Калмыкии достали аж в Крыму, где он отдыхал. И тот из Крыма тут же телеграфирует в Москву, что это преступный элемент, подлежащий немедленной ликвидации. В обоих случаях Тундутова за решетку отправили по телеграммам своих же калмыков. В деле есть имена людей, которые, говоря нашим современным сленгом "стукнули" на него. Называть их по идейным соображениям не могу, так некоторые из них до сих пор на слуху. В то время в Москве был комитет по делам Калмыкии и вот члены этого комитета, как только увидели Тундутова в Москве, тут же направили свои депеши в ГПУ. Откуда этот страх у них? Я думаю, этот страх заложен еще в собственном почитании этого человека. Они в своих собственных глазах были преступниками, узурпаторами.
Конечно, много интересного скрывает история. Поэтому думаю, что всему обществу необходимо осознать, какое мы имеем сокровище, и отдать ему долг памяти. И этот долг, который мы ему воздадим, послужит нашему собственному возрождению. Ведь без памяти, без обращения к своему историческому прошлому, пусть и не такому далекому, у человека не может быть будущего. А народное самосознание и черпает свои силы в таких личностях, которые проявили себя ярко.

     Тундутов Данзан Церен-Давыдович (Дмитрий Давыдович), нойон Малодербетовского улуса, родился в 1888 году. В 1908 году окончил Пажеский корпус. В 1914 году он стал адъютантом генерала Н. Янушкевича - начальника штаба Верховного главнокомандующего. После революции принял активное участие в общественно-политической жизни калмыцкого народа. Совместно с Н. Очировым поднял вопрос о переводе калмыков в сословие казачества. В 1919 году в чине полковника князь Данзан Тундутов эмигрировал в Германию. В 1922 году по амнистии ВЦИК вернулся в Советскую Россию. В 1923 году был арестован по обвинению в формировании контрреволюционной деятельности и по решению коллегии ГПУ от 2 августа 1923 года приговорен к расстрелу.

Е. Бембеев

  

 

 

   
 

358011, Республика Калмыкия, г. Элиста, ул. Пушкина, д.18а
здание МУ КЦ "Родина", nasledie-08@yandex.ru